Только ситхи все возводят в абсолют.

Я посмотрел на часы. Шесть минут двенадцатого. До Нового года оставалось пятьдесят четыре минуты. Вообще, в детстве, Новый год это был какой-то хороший, добрый праздник. Но со временем пришло горе от ума. И для меня остается непонятной загадкой эта единственная ночь в году, которую встречают с таким масштабом. Чем она отличается от предыдущей, последующей? Ну, только если телепрограммой. Не более. Звезды на небосводе не поменяются, ярче гореть не станут…
Сквозь какофонию телевизора с бесконечным новогодним абсурдом я услышал звук клаксона. Сперва я подумал, что мне это показалось. Но спустя минуту он повторился. Не веря своим ушам, я подошел к окну и приоткрыл жалюзи. Во дворе, под моими окнами я заметил устрашающего вида длинный серо-зеленый броневик со снежной шапкой на пулеметной башне. Броневик снова посигналил. То, что сигналил броневик не было никаких сомнений. И то, что сигналил он мне — также не вызывало сомнений.
Я накинул пуховик, надел кеды и выскочил на улицу. Броневик стоял на том же месте. Вокруг него было сизое облако дыма, что говорило о том, что двигатель был заведен. Подходя к двери, на которой не было ручек, я думал о том, что стучаться в дверь броневика — это глупо. Постучать я не успел — дверь открыли. В проеме двери зияла черная пустота, а откуда-то издалека лился теплый свет лампы накаливания.
— Быстрее, — крикнули из броневика. — Холоду напустите.
Я торопливо забрался в внутрь и закрыл за собой дверь. Перед собой я увидел два кожаных дивана, столик между ними на котором стояла светильник, который и наполнял черную пустоту броневика теплым, ламповым светом. За диваном, что был по правую руку, сидело двое мужчин. Я сел на противоположный диван.
Несмотря на крепкий мороз на улице, внутри было достаточно тепло и я сразу снял свой пуховик и положил его рядом. Взгляд мужчин спустился с моего лица на мою футболку — на ней был изображен имперский штурмовик. Я ощутил неловкость. На самом деле, я думал, что броневик на улице — это иллюзия после трудного года, которую поглотит падающий с неба снег и не был намерен одеваться официально, дабы ее прогнать.
В воздухе повисло неловкое молчание.
— Ну и что ты понял? — спросил меня человек, который был одет в черную гимнастерку.
На вид ему было лет пятьдесят, у него были загнутые вверх усы и легкая седина на висках. Второго мужчину я не мог детально рассмотреть — он сидел в тени от пулемета, который стоял посередине стола.
— Что я понял? — ответил я вопросом на вопрос, и тут же подумал, что сперва надо было поздороваться. — Во-первых, доброй ночи. Во-вторых, с наступающем вас Новым годом, Василий Иванович и Петр…простите, к сожалению, не знаю вашего отчества.
— А куда он наступает?
— Кто?
— Ну новый год. Ты, Антон, сказал, с наступающем вас Новым годом. Куда он наступает?
— Никуда. Он просто наступает.
Василий Иванович дважды стукнул по перегородке, которая отделяла салон от шофера. Двигатель заурчал, и я понял, что мы поехали.
— Могу ли я узнать, куда мы едем? — спросил я.
— Молодой человек, — начал говорить Петр, продолжая находится в тени пулемета, — прежде чем задавать вопросы, было бы крайне любезно ответить на вопросы.
— Это вы про «Что я понял»?. На самом деле я не понял, про что был вопрос «что я понял».
Чапаев расхохотался. Тем временем мы повернули на право и броневик стал набирать скорость.
— Я могу предположить, что вопрос связан с прочитанной мною книгой «Чапаев и Пустота». Чапаев, то есть Вы, Василий Иванович в народе живете только в анекдотах. Но, то, что Пелевин показал Вас с совершенно другой стороны — со стороны человека пронизанного философией буддизма — дорогого стоит. В образе, который сложился о Вас в менталитете современного народа, Вы, в первую очередь, комичный персонаж. Вы не способны на серьезные мысли, рассуждения. Что касается Петра…простите я так и не узнал Вашего отчества, как Вас по батюшке?
— Это не важно.
— Хорошо. Так вот, что касается Петра…Знаете, сейчас все сидят в интернете. В интернете очень много различных пабликов, сообществ и прочей требухи. Народ нонче очень «любит» быть «мудрым» – запостив очередную цитатку и поделившись ею с друзьями они ссут на ляжки кипятком от причастности к высокому. О чем это я?
— Действительно, о чем? — улыбаясь, в один голос спросили оба моих спутника.
— Через всю книгу, идет нить, которая наглядно говорит нам о том, что все что мы видим, это результат наших мыслей.

— Знаете, что такое визуализация? — спросил барон. — Когда множество верующих начинает молиться какому-нибудь богу, он действительно возникает, причем именно в той форме, в которой его представляют.
— Я в курсе, — сказал я.

Одно рассуждение Петра о безотказной любви чего стоит. Я перечитывал его несколько раз. Я могу сказать, что в тот момент я переживал схожие чувства и был крайне поглощен различными мыслями, в том числе и негативными. Но Петр, все верно подметил, и я понял, я осознал, что все эти душевные терзания — всего лишь плод моих мыслей. Стоит мне прекратить думать и все исчезнет и мне станет легче.
Василий Иванович, откуда-то из-под стало достал бутыль мутного самогона, закупоренную початком кукурузы. В след за самогоном, на столе появился лук.
— Петр, сделайте одолжение — когда напьетесь и наедитесь луку не лезьте ко мне со своими поцелуями — раздался мелодичный женский голос из-за моей спины.
Анка, понял я.
— Здравствуйте, Анна. Прошу прощения за мою бестактность, я Вас не видел — сказал я, не поворачиваясь, чем проявил еще большую бестактность. — Не желаете к нам присоединиться?
— Не в этот раз.
— Василий Иванович, прошу Вас, не наливайте мне — я предпочитаю не вмешиваться в химию мозга. — грубо прервал я попытку Василия Ивановича налить мне мутного, дурманящего напитка. — Так вот. Все книга пронизана мыслью о материализации мыслей, о том, что все мы видим вокруг нас это иллюзия, созданная нашими мыслями. Для человека, получившего высшее техническое образования это все звучало как гром среди ясного неба. Это равносильно тому, чтобы зайти в церковь во время богослужения и сказать, что бога нет. Но я верил. Верил каждому слову. Но еще более глубокое впечатление на меня произвел следующий диалог:

— Глупо, конечно, говорить с вами всерьез, но я должен заметить, что не вы первый порете эту чушь. Делать вид, что сомневаешься в реальности мира, — самая малодушная форма ухода от этой самой реальности. Полное убожество, если хотите знать. Несмотря на свою кажущуюся абсурдность, жестокость и бессмысленность, этот мир все же существует, не так ли? Существует со всеми проблемами, которые в нем есть?
Я промолчал.
— Поэтому разговоры о нереальности мира свидетельствуют не о высокой духовности, а совсем наоборот. Не принимая творения, вы тем самым не принимаете и Творца.
— Я не очень понимаю, что такое «духовность», — сказал я. — А что касается творца этого мира, то я с ним довольно коротко знаком.
— Вот как?
— Да-с. Его зовут Григорий Котовский, он живет в Париже, и, судя по тому, что мы видим за окнами вашей замечательной машины, он продолжает злоупотреблять кокаином.
— Это все, что вы можете про него сказать?
— Пожалуй, еще я могу сказать, что голова у него сейчас залеплена пластырем.
— Понятно. Вы, позвольте спросить, из какой психиатрической больницы сбежали?

Пожалуй, главную мысль, которую я могу вынести из этого романа — только ситхи все возводят в абсолют.
— Красивый тост. За это надо выпить.
Петька и Василий Иванович взяли свои стаканы, наполненные самогоном и вопросительно, посмотрели на меня.
— Бери свой стакан, — сказал Петр.
— Но он же пустой.
— Все верно, — с легкой улыбкой ответил Чапаев.
Я взял свой пустой стакан. В другую руку, по примеру Пустоты я взял луковицу. Мы чокнулись. Я выпил пустоту своего стакана. Выпивая, я не заметил, как произвольно закрыл глаза. И в этот самый момент я услышал, что кто-то нажал что-то на пулемете, который все это время стоял на столе.
Открыв глаза, я оказался в своей комнате. Передо мной стояли часы. Они показывали шесть минут двенадцатого. До Нового года оставалось пятьдесят четыре минуты. Все это могло показаться красивой фантазией, если бы не луковица, что лежала в моей левой руке…

Чапаев и ПустотаЧапаев и Пустота by Victor Pelevin
Mоя оценка: 5 из 5

View all my reviews